«Оказалось, что книги, правильно подобранные, ограждали от действительности не хуже сна»
Дискуссия
8 декабря 2020 года
Романы Евгения Водолазкина «Брисбен» и «Оправдание Острова» - попытка писателя дать метафору истории. Писатель поделится своими размышлениями о Средневековье, которое не считает тёмным временем, о европейской цивилизации, о праведниках и тиранах. В новых книгах один из самых популярных современных российских писателей пытается дать ответ на близкие и важные читателю любой страны вопросы: может ли человек обрести новые смыслы жизни, если непреодолимые обстоятельства отнимают последнюю надежду? Не похожа ли жизнь народа на жизнь отдельного человека?
Участники: Евгений Водолазкин писатель и литературовед, доктор филологических наук и Ирина Барметова литературный критик, главный редактор журнала «Октябрь».
Сестра четырех
Евгений Водолазкин - автор романов "Лавр", "Авиатор", "Соловьёв и Ларионов", "Брисбен", сборников короткой прозы "Дом и остров, или Инструмент языка" и "Идти бестрепетно", лауреат премий "Большая книга", "Ясная Поляна" и "Книга года". В книге "Сестра четырех" он выступает в новой для себя роли драматурга.

"Между прозой и драматургией - если не пропасть, то внушительных размеров овраг. Преодолеть его отваживается редкая птица.
У прозаика много разных инструментов, и один из них - речь героев. У драматурга этот инструмент - единственный. Да, оркестр может выразить больше, чем скрипка, но есть вещи, которые в своем одиночестве способна передать только она.
Эта книга - не попытка преодолеть пресловутый овраг. В драматургических опытах я остаюсь прозаиком, а герои этих текстов несут на себе родовые пятна прозы: слово они предпочитают действию".
Евгений Водолазкин

АСТ: Редакция Елены
Шубиной, Россия, 2020. (Новая русская классика)
Оправдание Острова
Действие нового романа Евгения Водолазкина разворачивается на Острове, которого нет на карте, но существование его не вызывает сомнений. Его не найти в учебниках по истории, а события — узнаваемы до боли. Средневековье переплетается с современностью, всеобщее – с личным, а трагизм – с гротеском. Здесь легко соседствуют светлейшие князья и председатели Острова, хронисты и пророки, повелитель пчел и говорящий кот. Согласно древнему предсказанию, Остров ждут большие испытания. Сможет ли он пройти их, когда земля начинает уходить из-под ног?..

«Работая над романом "Лавр", я был лекарем, юродивым, паломником и монахом. Сейчас, десятилетие спустя, отважился стать хронистом — и ощутил, как велик груз ответственности того, кто запечатлевает минувшее. История — это одно из имен опыта. В конце концов, от жизни остается только история. Роман "Оправдание Острова" посвящен, понятно, лишь части суши, но, подобно капле воды, отражает гораздо большее...»
Евгений Водолазкин

– Беседа с Ним – это ведь попытка оправдания Острова? – Леклерк встает. – Если не возражаете, сделаю беседу финальной сценой.
Парфений внимательно смотрит на режиссера.
– Да, эта сцена вполне может стать финальной.

М.: АСТ: Редакция Елены
Шубиной, Россия, 2020. (Новая русская классика)